Перейти к основному содержанию

905

пользователей

374

материала

Не все электронные псы попадают в рай: что такое электронный мусор?

21.06.2018
5
Что такое электронные отходы, как много мы их производим и чего это нам стоит

В 2016 году человечество произвело примерно 44,7 миллиона тонн электронного мусора, и лишь пятая его часть — примерно 8,9 миллиона тонн — была правильно переработана. Остальная выброшенная техника, скорее всего, украсила свалки, похоронив там ценного сырья где-то на бюджет российского здравоохранения в нынешнем году. Таковы выводы нового доклада о глобальном производстве и переработке электронного мусора в мире, подготовленного экспертами ООН. «Чердак» разбирался, кто и сколько выбрасывает холодильников и мобильных телефонов.

Электронный мусор, или электронные отходы, — это то, чем становится ваш телевизор после своей внезапной — или не очень — кончины. Загробный мир техники делится на шесть крупных категорий. В первую попадают холодильники, морозилки, кондиционеры, обогреватели и прочие устройства для изменения температуры чего бы то ни было. Во вторую — мониторы и все, что с экраном: ноутбуки, телевизоры, планшеты и так далее. Затем идут лампы всех видов, крупная и мелкая техника (самая разная, от пылесосов и тостеров до солнечных панелей и электрических зубных щеток). Последняя категория — это мелкое телекоммуникационное оборудование, телефоны, GPS-приемники и даже (почему-то) карманные калькуляторы.

 

Изображение: Анатолий Лапушко / chrdk., по данным Global E-waste Monitor 2017

 

 

Абсолютно все это нельзя просто взять и выбросить в мусорный контейнер. Мало того что ваша стиральная машина никогда не разложится и когда-нибудь ее обязательно найдет печальный робот ВАЛЛ-И далекого будущего — на стихийных и плохо организованных свалках или при сжигании такого мусора в почву, воду и воздух попадают опасные соединения. Более того, вместе с разбитым экраном и треснувшим корпусом своего телефона вы, строго говоря, выбрасываете еще и золото, платину и другие металлы, что несколько расточительно (хотя печальный робот ВАЛЛ-И далекого будущего, возможно, будет вам благодарен).

Что же делают с электронным мусором? Идеальный сценарий — государственная или окологосударственная сеть точек сбора, например при магазинах бытовой техники и электроники, откуда специализированные переработчики такого мусора отправляют его на многоступенчатую переработку, в ходе которой из мусора аккуратно «выжимается» все, что можно хоть как-то применить, а «останки» — их пытаются минимизировать — лишь после этого отправляются на вечный покой на свалки. При менее идеальном, но куда более реалистичном сценарии техника выбрасывается с остальными бытовыми отходами, а потом либо едет с ними же на свалки, либо, если сильно повезет, перед этим разбирается на полезные и бесполезные части. Типичный пример здесь — лампочки, которые, к сожалению, слишком часто попадают в домашнее мусорное ведро. Помимо властей, сбором и переработкой электронного мусора может заниматься и кто-то другой. В развитых странах «кто-то другой» — это почти всегда частный бизнес, который работает с ответственными покупателями техники и перерабатывает ее в меру сил и желания. В развивающихся — целые армии предприимчивых граждан, пытающихся на этом заработать.

Согласно опубликованному в среду докладу, в 2016 году человечество произвело 4,5 тысячи Эйфелевых башен (по массе) электронного мусора — около 6,1 килограмма на одного жителя планеты. В уходящем году, полагают эксперты, мы выбросили 46 миллионов тонн техники. Всего через четыре года, по оценкам экспертов, этот показатель увеличится до 52,2 миллиона тонн, что в пересчете на «персональную ответственность» дает 6,8 килограмма на человека. В основном это крупная и мелкая бытовая техника, на которую приходится примерно 58% всей массы отходов. Вместе с холодильниками и обогревателями такая техника составляет три четверти всего электронного мусора. А лампочек мы выбросили всего на 700 тысяч тонн.

 

Изображение: Анатолий Лапушко / chrdk., по данным Global E-waste Monitor 2017

 

При этом «учтены», то есть посчитаны именно как электронный мусор, и направлены на правильную переработку лишь 20% всей массы. Еще примерно 1,7 миллиона тонн просто попадают на свалки в богатых странах, и про них мы хотя бы что-то знаем. Судьба остальных 34,1 миллиона тонн крайне туманна: скорее всего, его сжигают, разбирают на запчасти кустарными способами или тоже куда-то выбрасывают.

Дело в том, что лишь 41 страна ведет официальный учет электронного мусора, еще для 16 стран показатели в докладе оценочные. Примерно две трети населения Земли живут там, где есть правила сбора, переработки и захоронения электронных отходов: в 2014 году таковых было 44%, главным успехом на этом фронте стало принятие национального законодательства по такому мусору в Индии. Кажется, что два из трех человек — это много, но даже сами авторы доклада печально подчеркивают, что сам по себе охват мало что значит: во многих странах эти правила не соблюдаются или остаются формальными (к примеру, они есть в России; а теперь честно признайтесь, кто знает, как правильно выбросить отживший свое советский холодильник).

Чемпионом по абсолютному производству электронного мусора в 2016 году была Азия (18,2 миллиона тонн), за ней идут Европа (12,3 миллиона), Северная и Южная Америка (11,3 миллиона), Африка (2,2 миллиона) и Океания (0,7 миллиона). Разрыв между богатыми и бедными странами в расчете на одного жителя здесь впечатляет: 19,6 килограмма на человека против 600 граммов. Россияне в 2016 году выбросили 1,4 миллиона тонн электронного мусора — по 9,7 килограмма на каждого из нас.

 

Изображение: Анатолий Лапушко / chrdk., по данным Global E-waste Monitor 2017

 

ООН оценивает общую стоимость материалов в электронном мусоре, пригодных для переработки, примерно в 55 миллиардов евро — это больше ВВП большинства стран мира. Столько же, по сообщениям СМИ, Великобритания готова потратить на расставание с ЕС. По подсчетам экспертов, из электронного мусора 2016 года можно было бы добыть 16 миллионов тонн железа, 2 миллиона тонн меди, 2,4 миллиона тонн алюминия, полторы тысячи тонн серебра, 500 тонн золота и 200 тонн платины.

Сейчас стоимость извлеченных из сломанного телефона ресурсов относительно невелика, но сторонники переработки трудятся в прямом смысле не ради денег. Хотя на самом деле 55 миллиардов евро — это еще недооценка экономического потенциала электронного мусора, потому что если человечество когда-нибудь внедрит принципы «циркулярной», или замкнутой, экономики, где даже само производство настроено на постоянную переработку отходов, сэкономить удастся гораздо больше.

Глобальный теневой рынок техники, бывшей в употреблении, и электронного мусора — это настоящий бич отрасли. Страны никак не могут договориться, как вести учет экспорта и импорта техники, бывшей в употреблении, так, чтобы под них максимально трудно было замаскировать продажу хлама. Базельская конвенция о контроле за трансграничной перевозкой опасных отходов и их удалением запрещает экспорт электронного мусора из развитых стран в развивающиеся (США ее не ратифицировали и успешно отправляют в Азию 93% техники, бывшей в употреблении; Россия — ратифицировала в 1994 году). Даже те, кто конвенцию поддержал, ведут себя плохо: в пример доклад приводит случай Нигерии, где в 2015—2016 годах 77% использованной электроники и электротехники (эта категория товаров обычно обозначается аббревиатурой UEEE) были ввезены в страну из Евросоюза. На что похожа та самая неформальная «переработка» мусора в развивающихся странах, можно посмотреть в репортажах из Ганы (в которой импорт электронного мусора, вообще-то, прямо запрещен), Китая или Индии. Всего черный рынок отжившей свое техники ООН оценивает примерно в 19 миллиардов долларов в год.

 

Первоисточник

Портал создан в рамках проекта "Чистые берега"

altalt