Перейти к основному содержанию

861

пользователь

362

материала

Собрали в Куркине, переработали в Химках

13.03.2018
154
Мария Лоцманова взяла интервью у руководителя «ВторТрансформ», компании по переработке ПЭТ-бутылок в Химках.

Летом 2016 года в куркинских дворах появились сетчатые контейнеры для пластиковых бутылок. Экоголик ликовал: теперь часть вторсырья можно скидывать прямо возле дома, а не возить на пункт приёма в «Мегу». 
Контейнеры установила местная компания по переработке ПЭТ-бутылок «ВторТрансформ». 
Я съездила на производство в Химки, чтобы поговорить с руководителем проекта Анной Лупаевой и посмотреть, как устроена линия. 

— Сколько сейчас стоит контейнеров? Я насчитала что-то около 30. 
— Больше. Изначально их было 41, но они оказались кому-то ещё нужны для своих задач. 

— Воруют? Серьёзно? 
— Да! 

— Я даже не знала, что такое воруют! 
— Для нас это тоже стало полной неожиданностью! 

— А для чего? 
— Я не знаю, для чего. Коллеги из другой компании рассказали мне, что можно сдать их на металлолом, держать в них домашних животных на даче, складывать в них компост. А ещё они очень похожи на сетки, которыми на бахчевых развалах пользуются. 
Четыре контейнера у нас увели — значит, осталось 37. Но к весне мы планируем увеличить количество сеток в Куркине. 

— Как вы вообще попали в переработку?
— Я сама разделяю мусор уже много лет. Однажды просто возникла идея, что можно что-то ещё сделать в этом направлении.

Карта с адресами контейнеров в Куркине

Анна Лупаева

Анна Лупаева и баночка с ПЭТ-флексами

— А какие у вас мотивы? 
— Ну, как какие мотивы? Мы же заваливаем сами себя мусором. 

— У вас уже был какой-то опыт ведения бизнеса? 
— Да, у меня был опыт, но не производственный, а в сфере IT. Я вышла из этого бизнеса и решила попробовать себя в переработке. Образование мне позволяло: в первом вузе я заканчивала факультет «Экономика и организация производства». 
Поскольку раньше я не сталкивалась с индустрией отходов, мне надо было изучить отрасль, понять, какое оборудование выбрать. Я прочитала тонну всего в интернете, начала общаться с поставщиками, съездила в Санкт-Петербург посмотреть, как работает линия переработки ПЭТ-бутылок в компании «Экологическая инициатива». 
Параллельно я занялась сетками. Сходила на акцию по сбору вторсырья в местной школе, поговорила с людьми и собрала около 150 подписей в поддержку организации раздельного сбора. Люди готовы разделять мусор, это действительно очень живая и нужная история. 

— Вы перерабатываете только ПЭТ?
— Да, прозрачные пластиковые бутылки из-под питьевых напитков 
с маркировкой № 1 (PET/PETE).

(ПЭТ — полиэтилентерефталат, вид пластика)

— Здесь пластик только из Куркина?
— Нет. Мощность нашей линии — 70 тонн в месяц. Из сеток, которые стоят в Куркине, мы получаем только порядка 2 тонн. Есть контейнеры партнёров в других районах СЗАО, оттуда мы тоже получаем пластик. В прошлом месяце они привезли нам 4 тонны. Итого — 8% чистого пластика из сеток. Остальное мы докупаем на сортировочных станциях 
в Зеленограде, Долгопрудном, иногда что-то с других концов Москвы привозят — с поселения «Мосрентген», например, или из Троицка. 

— Пластик с сортировочных станций — это просто грязные бутылки, которые выбрали из городского мусора, связали в кипы и привезли к вам? 
— Да. 

— Его сложнее перерабатывать? 
— Конечно. Лучше и оправданнее иметь чистый пластик. В бутылках с полигона попадаются остатки пищи, целлофановые пакеты и прочий засор, который влияет на общий результат нашей работы. Кроме того, это входящий вес, который мы покупаем. Иногда бывает так, что грязная бутылка отличается от чистой по весу процентов на двадцать. 

кипы

Кипы пластиковых бутылок с полигона

— Получается, что вы просто платите за мусор? 
— Всё верно мы платим за мусор. Сортировочные станции часто работают под открытым небом, а там песок, грязь — всё, что угодно. Здесь на линии мы досортировываем сырьё — выбираем мусор, бутылки из-под масла, белые бутылки, а также другие виды пластика. 

— А что не так с белыми бутылками? 
— Матированный ПЭТ содержит диоксид титана, который не позволяет качественно закрасить материал при его последующей вторичной переработке. Поэтому белые бутылки мы пока не используем в переработке, они у нас складируются — набираем объём, чтобы отправить их на производство, которое сможет их переработать. Мы уже нашли, куда это можно деть. 
К продукту есть довольно строгие технические требования — 16 пунктов, которые нужно выполнить для того, чтобы поставить ПЭТ-флексы соответствующего качества. 

Как работает линия по переработке ПЭТ

На ленте сортировщики отбирают всё, что не идёт в переработку. Дальше пластик по конвейеру попадает в саму систему. Там он дробится, дважды моется, трижды сушится, а также два раза проходит ванну флотации. Эта процедура нужна, чтобы разделить сырьё — ПЭТ тонет, а пластик от этикетки и крышки всплывает. На выходе получаются два вида материала: пластиковые хлопья (ПЭТ-флексы) и крошка из этикетки и крышки. Весь путь пластик проходит за 15−20 минут. 

ПЭТ-хлопья переработчик отправляет в «РБ Групп», 
где из флексов производят синтетическое волокно (полиэстер), и в «Спекту» — там из материала изготавливают стреппинг-ленту.

шпаргалка

Шпаргалка для сортировщиков — виды вторсырья, которые нужно снять с ленты

— Много «неправильного» пластика складывают в ваши контейнеры? Что вы с ним делаете?
— Доля засора в наших сетках — где-то 10%. Я с пониманием к этому отношусь, и мы берём на себя эти затраты. Двойку и пятёрку (маркировки пластика — прим. автора) отдаём другим переработчикам. Бутылки из-под масла копим, потом отмываем специальным химическим составом, предназначенным для мытья оборудования пищевой промышленности, и перерабатываем отдельным циклом. Недешёвая история, но мы это делаем, чтобы не утилизировать, а как-то всё-таки решать этот вопрос. И всё равно остаётся какой-то «сложный» пластик, который приходится отправлять на захоронение.

— Производствам выгоднее всего получать чистую бутылку от населения, из раздельного сбора. При этом просвещение людей относительно переработки идёт от экологов и прочих активистов. А компании-переработчики о себе активно не заявляют. Почему? Это связано с тем, что люди заняты производством и им не до просвещения? 
— Как правило, да. В переработке чаще оказываются люди не с экологической мотивацией, перед ними стоят другие задачи. Когда я только знакомилась с отраслью, я пошла на выставку Wasma «Индустрия отходов» и не увидела там людей с экологическим сознанием. 
Последние два года я тоже живу производственными задачами. Но экологическая миссия у меня всё-таки присутствует. И это та точка опоры, которая позволяет мне мёрзнуть здесь на производстве, разбираться с железом, искать запчасти. 
Все эти вопросы приходится решать. К нашему продукту очень высокие требования, поэтому технология должна быть выдержана. 
Люди выбрасывают мусор круглосуточно. Сортируется он тоже круглосуточно. Если ты заявляешься как переработчик, как покупатель ПЭТ-бутылки, то на тебя начинают рассчитывать — на то, что ты с определённой периодичностью будешь это сырьё забирать. И оно будет дальше участвовать в производственной цепочке. Если линия стоит и сырьё не принимает, то во всей цепочке происходит сбой. 
За два года, что я в переработке, как минимум три компании, которые стартовали одновременно с нами, закрылись. Важно первый год-полтора пережить. 

— Почему закрылись? 
— Причины разные. В том числе отсутствие технологической компетенции. Вообще-то её ни у кого нет. Во-первых, переработка — это узкая отрасль, а во-вторых, хороших производственников сейчас очень мало. У кого-то оборудование ломается, и он сдаётся. А кто-то продолжает чинить, ищет запчасти, добивается. Секрет простой. 

— Что больше всего препятствует тому, чтобы появилась в стране нормальная система раздельного сбора отходов? 
— Это очень комплексная задача. В ней много составляющих, много участников. 
И, скажем, нежелание, инертность людей — это вообще последний пункт, который нужно преодолеть. Это точно не главное. Главное — организация процесса и системный подход. Когда начинаешь опускаться на уровень конкретных задач, понимаешь это очень хорошо. Так что без участия государства всё это наладить сложно. 
Если собирать много фракций, как это делают в «Икеа», нужны площади для хранения. Тогда можно сырьё накапливать до приличного объёма, чтобы эффективно перевезти и раздать по заводам-переработчикам. 
Например, моя история с сетками за два года ещё не окупила себя. Т.е. это абсолютно такой социальный жест получился. 

— Сетки себя не окупили, но вы будете их ещё ставить? 
— Да, в нашем случае сетки сейчас существуют за счёт прибыли производства. Но мы думаем о том, как сделать эту историю эффективной. Эффективность начинается тогда, когда этих сеток больше 300 — если рассматривать это как отдельный процесс. Но в любом случае мы планируем увеличивать парк сеток. Просто потому что мы сами живём в Куркине. 

Автор — Мария Лоцманова
Источник: http://ecokurkino.ru/pete-recycle

Портал создан в рамках проекта "Чистые берега"

altalt