Перейти к основному содержанию

4699

пользователей

464

материала

Интервью с Екатериной Николаевой

08.08.2017
200
Первые контейнеры для раздельного сбора в Калуге напоминали произведение современного искусства – а все потому, что площадку для них обустраивала эта девушка.

Первые контейнеры для раздельного сбора в Калуге напоминали произведение современного искусства – а все потому, что площадку для них обустраивала эта девушка. Нынешние более утилитарны, хотя, пожалуй, это самые уютные площадки для раздельного сбора, какие только могут быть. Екатерина умеет организовывать не только пространство, но и людей: волонтеров, директоров школ и чиновников. А еще, кажется, она немного волшебница. И у нее отличная команда. Вместе они организовывают уборки, лектории, мастер-классы и чего только не. Будущее экологичной Калуги в надежных руках.

Проект «Мы разделяем»

Мне 30 лет, у меня несколько образований. По первому я воспитатель, по второму – педагог и детский психолог, а по третьему, которым очень горжусь, – эколог. Я педагог дополнительного образования, то есть работаю в школе, куда приходят учащиеся после основных занятий. Я работала и в музыкальной школе, и в общеобразовательной, и в детском саду. В 2012 году по личным обстоятельствам уехала в Москву и там познакомилась с Алиной Кольовска, Машей Белоус и Ингой Чумаковой. Я наблюдала историю создания Центра Экономии Ресурсов. Я три года волонтерила в движении «Раздельный Cбор Москва», c ЦЭРом мы проводили различные мероприятия на ArtPlay.

А в 2015 году вернулась в Калугу – и поняла, что нужно что-то делать, потому что ситуация с отходами в нашем городе очень тяжелая. А главное, почувствовала, что у меня есть силы. У меня очень много разных увлечений, я творческий человек: шью, переделываю мебель, меня всегда привлекало ремесло, это у нас семейное. И это очень гармонично объединилось с темой экологии и сохранения ресурсов.

Синие бочки

Сам проект начался с того, что я пришла в антикафе-лофт и сказала, что хочу проводить лектории о проблеме обращения с отходами в нашем городе. Директор удивился: как раз недавно приходили ребята, предлагали то же самое. Они связались с московским движением «Раздельный сбор» и стали проводить акции в нашем городе. Этого им показалось мало, и они решили, что нужно делать лекции по раздельному сбору, но пока не знали как. Директор антикафе дал мне их контакты. Так мы встретились два года назад.

Вообще эта история – о том, как сходятся люди, мысли, события, если есть стойкое желание действовать.

Мы выяснили, кто у нас заготовитель, поехали к нему. Оказалось, в Калуге хороший рынок вторсырья. Директор базы дал нам в качестве контейнеров синие двухсотлитровые бочки совершенно бесплатно – их ему привезли в качестве вторсырья.

Возле того же лофта мы открыли в мае 2015 года пункт раздельного сбора. Поставили эти бочки со значком ресайклинга. Мы обустроили наш пункт и установили график дежурств, когда открыты бочки: два часа утром, два днем и вечером. В эти часы мы дежурили у бочек, фиксировали происходящее на фото.

Поначалу волновались: мало ли что туда накидают. Мы дежурили до августа, а потом поняли, что бочки можно оставлять открытыми – никто ничего лишнего туда не кладет. Вторсырье стало накапливаться, его количество увеличивалось. Мы отвозили его на своих машинах, получали свои пятьдесят рублей и отдавали водителю на бензин.

Людей стало приходить все больше, они стали складывать вторсырье за бочками, возле бочек, наваливать на бочки, и директор лофта стал проявлять недовольство – понятно, у дверей заведения ему свалка была не нужна, хотя в целом он очень поддерживал наш проект.

Мобильные точки

Теперь у нас в городе девять точек – мы их называем мобильными эколого-просветительскими пунктами сбора вторсырья. Причем только один из них куплен на наши деньги. Из двадцати семи контейнеров только три наших собственных.

Каждый пункт представляет из себя точку, оборудованную контейнерами, а также баннерами и информационными таблицами. Там висит инфографика проекта «МосЭко/РосЭко», которую мы постоянно обновляем. Там лежат перчатки, специальная тряпочка для ухода за контейнерами, а также есть полочка, на которую можно поставить то, что не помещается в баки. Мы заключаем с заготовителем соглашение о сохранности контейнеров и обязуемся указывать его в качестве партнера на сайте, а также раз в неделю упоминать в наших новостях. Заготовитель за это предоставляет нам на каждую точку по три контейнера со своим логотипом.

Мы очень долго и трудно выстраивали логистику. Контейнеры небольшие, пятьсот килограмм – столько нужно заготовителю, чтобы это было выгодно вывозить – накопить никак не получится. Все контейнеры пронумерованы, мы сообщаем заготовителю, когда они наполняются, и заготовитель знает, что при объезде соберет вторсырье с пяти точек. Таким образом он набирает искомые полтонны.

Анти-бизнес

Мы не ставили задачу заработать, хотя писали проект как бизнес-план и предполагали, что сможем пустить прибыль на оборудование других пунктов. Однако оказалось, что прибыль нам не нужна, контейнеры предоставляют партнеры. Но мы же добровольцы, волонтеры, нам тоже нужны бонусы, футболки, бейсболки. И некоторые пункты остались на нашем попечении. С них вывоз мы организуем сами, заказывая грузовое такси, а прибыль, порядка пятисот рублей за две недели, я распределяю на печать футболок, листовок и брошюр.  Это не предпринимательство и не прибыль, это просто поддержание проекта.

Власть и общество

Я не питала иллюзий, у чиновников своя задача, свои звездочки, которые им нужно заработать. С ними нужно быть очень осторожными. Им для отчетности нужно показать работу с общественностью, но часто это выглядит как профанация. Они отчитаются, что вместе с жителями что-то сделали, а на самом деле всего лишь прислали машину, и то с опозданием.

Чиновники боятся открыто говорить: мало ли что общественники порасскажут СМИ. А мы показали, что работаем со СМИ очень корректно. Излагаем строго факты. Машиной ЗИЛ поддержали – отлично. Сварили для нас багор для ловли шин из речки – тоже хорошо. Мы поработали, они в своем отчете галочку поставили. Все довольны.

Потребитель = пассивный

У нас очень много экологических правонарушений. В Оку сливают всякую гадость. А люди, обнаружив, что в городе есть активисты, присылают нам бесчисленные фотографии свалок, сливов, нефтяных пятен, страшные картины трупов животных. Им кажется, раз мы занимаемся экологией, то должны приехать прямо завтра и решить все проблемы. Мы начинаем спрашивать: «А как ты можешь помочь это вывезти, убрать, позвонить? Можешь ли ты подписать заявление?» Часто отвечают: «Я? Так это ты эколог, а мое дело рассказать».

То есть начинает вырываться наружу глубокая потребительская позиция. И тут приходится работать сначала с сознанием человека, а затем уже заниматься экологическим просвещением. Кого-то стоит успокоить, кому-то предложить сделать что-то вместе – написать заявление, сделать телефонный звонок.

Но вообще обращения от жителей уводят нас в сторону, мы начинаем распыляться. Реально приходится работать колл-центром по решению проблемы отходов.

Три наших направления

Первое – создание в городе инфраструктуры для раздельного сбора. Мы консультируем организации, советуем, где и какие купить контейнеры, куда можно сдавать вторсырье. Сейчас мы работаем на уровне замминистра ЖКХ и проводим консультации по отлаживанию территориальной схемы по обращению с отходами.

Второе – это просвещение включая популярный и научный лекторий, брошюры про батарейки, книги, акции, детские праздники, квесты, мастер-классы, фестивали. На «Бессоницу», например, выезжаем. Всего двенадцать форматов мероприятий.

А третье направление – это СМИ. Для калужских СМИ инфоповод – это просто наш звонок. Если звоним мы, надо выезжать, потому что это будет интересно. Это пиар не людей, а активностей. Мы показываем, какие у нас форматы: с детьми, без детей, вообще всем классом, для взрослых. Тематики тоже перечисляем, четыре основных темы, и они уже сходятся на подтемы. Отходы, природные системы, урбоэкология – все, что связано с городом, полигонами, заводами. И наконец, уже более научное направление занятия по экосистеме планеты в целом, взаимодействию, круговороту веществ, влагообмену благодаря лесу.

Все сжечь

В нашем городе нет полигона, официально его закрыли в декабре прошлого года, так как он исчерпал срок своей службы. Инвестор из Франции открыл завод «Лафарж», который делает стройматериалы и бетон, и в качестве альтернативного топлива РДФ использует ТКО. Он не допускает на свою территорию ни общественников, ни СМИ. Он не показывает свои фильтрационные системы.  Несколько маргинальных ребят объединились и построили завод по производству альтернативного топлива, которое они поставляют на «Лафарж». Именно к ним идет городской мусор. Мы у них были, у них есть склады для пэт, для макулатуры, для стекла. И они утверждают, что у них широкая база, продажи по России. Но дело в том, что они отсортировывают только 30% вторсырья. Остальные 70% сжигает завод «Лафарж». Наши власти играют на том, что у нас нет полигона, и это очень грустная история. К тому же наш город активно застраивается, мусора становится все больше. И я боюсь, что неминуемо придется строить новый полигон. Мы тут, конечно, не вписываемся со своим экологическим просвещением.

Будущее за пятилетками

Мы в команде по-разному себе представляем, как будет развиваться наше движение. Я предпочитаю прагматично-идеалистичный подход. Как педагог я понимаю, что формирование экологической культуры возможно спустя лет десять,  когда вырастут дети, которым сейчас пять.

Я надеюсь, что наша команда перерастет в некую организацию. У нас есть биолого-экологический центр, он работает с 1960 года. Я очень хочу с ними объединиться, чтобы координировать просвещение в разных форматах. Нужно будет выстроить процесс, встроить его в школьную программу. Вообще через десять лет мы должны стать командой профессионалов - юристов, экологов, химиков, биологов, педагогов. Нужно будет проводить исследования, опросы жителей, чтобы понимать, что сдвинулось, куда следует направить главные силы.

Связи в городе

Для меня очень важно наладить связи с администрацией города, чтобы администрация могла признать ценность не только нашей работы в области экологического просвещения, но и наше умение создать цепочку работающих взаимовыгодных договоренностей. И деньги тут не важны. Исторически наш город – купеческий, он живет предпринимательством. Важно зацепиться за социокультурную историю бизнеса, который в городе что-то уже двигает. И придумать общую историю. Потому что это такие же люди, они точно так же общаются с горожанами и пытаются понять их интересы, чтобы развить свой бизнес. Очень важно – работать в дружбе, в сотворчестве с бизнесом.

Чиновники тоже люди. Когда они видят, что развивается сообщество обычных людей и предпринимателей, что они хорошо взаимодействуют, им приходится соглашаться и идти навстречу: «А, ну если вы все организуете, тогда ладно, мы вам площадку на эту дату дадим». 

Мы как стартап эти два года. Нащупывали, нащупывали и в итоге нащупали, как строить работу в продвижении раздельного сбора в компаниях. Приходим с нашим образовательным кейсом к учителям, преподавателям вузов, в офис, на завод – и говорим: вот действия пошаговые, мы будем с вами, покажем, как действовать, поможем. И тут уже чисто психология работает: вот картинка, вот то, что нужно сделать, вот мы, которые вам в этом поможем, и нам для этого нужны всего-навсего, ваша площадка, ваши корпоративы и ваши сотрудники, которые и являются движущей силой нашего дела.

Мы проводим регулярные рабочие встречи. На встречах мы сначала планировали неделю, сейчас – месяц развития. Два года назад нас было пятеро, потом стало десять, потом пятнадцать. Сейчас нас двадцать восемь человек, люди меняются, приходят новые, кто-то остается с самого начала. На встречи приходило много скептиков. Они говорили: что за фигня, заняться вам, что ли, нечем, какой раздельный сбор, это же Калуга! Эти люди сейчас лидеры нашей команды.

Интервью провела и записала Мария Малороссиянова

Портал создан в рамках проекта "Чистые берега"

altalt